Витражи любят солнечный свет

СТАТЬЯ ИЗ РУБРИКИ: «МАТЕРИАЛЫ, КОМПЛЕКТУЮЩИЕ, ПОКРЫТИЯ»

«Витраж, изготовленный по технологии Тиффани из
кусочков
особого стекла, — это настоящее искусство,
и результат нередко превосходит все ожидания!»

Эдуард УСЕНКО,
мастерская витража «Модерн», г. Киев

Витражная техника Тиффани находится сейчас на пике популярности во всем мире. Специалисты отмечают, что она почти вытеснила традиционную технологию изготовления прозрачных панно «в протяжке». Открытия Луиса Тиффани, запатентовавшего сто лет назад множество изобретений в области стекольного производства и витражного искусства, не потеряли своей актуальности и в ХХІ веке.

Из рук в руки

Правда, в Украине витражи в такой технике пока не слишком распространены, но интерес к ним растет. У них — невероятный потенциал выразительных средств, они делают особенными интерьеры храмов, общественных и жилых домов. В этом я убедился на собственном опыте.

Мое увлечение витражами началось 10 лет назад. Когда я впервые увидел работу настоящего мастера, не мог и предположить, что создание подобных произведений станет главным моим занятием на долгие годы. Помню, у меня возникло острое желание сделать что-то подобное, захотелось художественной реализации.

В то время я имел другой, достаточно успешный, бизнес, однако на каком-то этапе он перестал меня удовлетворять. «Для души» занимался фотографией — нравилось искать интересные цветовые сочетания, выстраивать композицию, и витражи в этом отношении давали море возможностей. Вскоре я уже учился создавать их у очень хорошего львовского мастера, методом «из рук в руки».

Известны разные технологии витражного дела: можно складывать «мозаику», заливать краску на стекло, наклеивать пленку и т. д. Мне это не интересно, и конечный результат, прямо скажем, не нравится. Иное дело витраж, изготовленный по технологии Тиффани из кусочков особого стекла. Это настоящее искусство, и результат нередко превосходит все ожидания!

Магия переливов «фавриль»

Методика американского художника кардинально изменила процесс создания витражных изделий. Во-первых, она сделала его более безопасным для здоровья тех, кто им занимается. До этого в классической технологии наборных витражей для соединения отдельных стекол веками использовали свинцовый прут, выделяющий во время пайки токсичные испарения. А Тиффани заменил его медной фольгой, что, к тому же, позволило создавать не только крупные панно, но и небольшие изделия тонкой работы, ювелирные украшения.

Во-вторых, именно Луис Тиффани изобрел для своих витражей стекло «фавриль». Его нельзя изготовить традиционным способом выдувания из трубки. Цветное слоистое стекло получают, раскатывая специальным валиком расплавленную стекломассу. Различные оттенки каждый пласт приобретает в результате добавления в него оксидов металлов. Во время перемешивания и раскатывания их в один монолитный лист цвет становится разным по интенсивности, фактуре, вкраплениям. В красном или розовом могут быть фрагменты белого, в зеленом — коричневого.

Комбинируя оттенки и размеры цветных вкраплений, Тиффани добился необыкновенного результата. Его «фавриль» имитирует небо, воду, прожилки камней, драпировку тканей, имеет необычайную палитру оттенков, фактур и переливов. Витраж из такого стекла изначально наполнен сиянием и магией красоты, а в искусных руках он оживает и наполняет жизнью всё вокруг.

Еще одной «визитной карточкой» витражей Тиффани стало иризирующее стекло, которое он сделал очень популярным, несмотря на то, что авторство данной технологии принадлежит другому мастеру. Этот материал отличается радужным металлическим блеском, который возникает благодаря присыпке остывающего стекла крошкой из металла.

Мы применяем оба вида этих стекол. Импортное американское стекло традиционно превосходного качества можно купить вУкраине. Остальные материалы — тоже импортные. Инструмент — американский, японский, немецкий, хотя поставщики — украинские. Есть еще производители стекла в Китае, но они пока не достигли американского уровня. Может быть, просто потому, что в США спрос на цветное стекло не спадает многие годы, витражи можно встретить не только в церквях, но и почти в любом доме.

Приступая к работе с этим удивительным материалом, важно помнить, что абсолютно похожих стеклянных листов — как под копирку — не бывает. Задача мастера — «вытянуть» из каждой пластины все возможные оттенки — от самого глубокого и темного до самого светлого. От него же зависит, каким будет визуальное восприятие его работы в разное время суток, при разном освещении. Он отвечает и за грамотность технического воплощения замысла. Например, должен учесть все требования к прочности, особенно при установке витража большого формата в межкомнатную перегородку или потолочную конструкцию. Любой витраж — это упорный, кропотливый труд.

Главная ценность — искусная работа

Процесс изготовления витража — долгий и трудоемкий. Начинаем всегда с дизайна — будущего изделия и интерьера, в котором оно будет находиться. Они должны гармонировать друг с другом. И, конечно, хотим, чтобы работа максимально отвечала пожеланиям заказчика, поэтому долго и подробно обсуждаем его и наши предложения.

Затем создается эскиз, который должен получить одобрение клиента, после этого — полномасштабный макет точно такого размера, каким будет витраж. С него снимаем абсолютную копию, которую разрезаем на фрагменты. По ним будут подбираться стекла, из которых, в конце концов, сложится будущий витраж. На этом подготовительный этап можно считать завершенным.

Следующий шаг: к каждому картонному кусочку с обозначенным цветом и местом на макете подбираются стекла, подходящие по расцветке и фактуре. Полного совпадения размеров, конечно, не бывает и быть не может, поэтому форма бумажных фрагментов переносится на стекло, из которого стеклорезом вырезают то, что требуется. Это называется черновой нарезкой. После неё у стеклянных заготовок обтачивается торец, они «подгоняются» под нужный размер.

Выполнив это, мастер снова выкладывает материал на макет, подгоняет, корректирует возникающее изображение: какие-то стеклышки добавляет, какие-то — убирает. Так появляется «полуфабрикат».

После выкладки наступает один из важнейших моментов технологии Тиффани: каждый кусочек стекла оборачивается тонкой медной лентой — её еще называют фолией, — имеющей с одной стороны липкую поверхность. Она приклеивается и заглаживается.

Из обрамленных деталей вновь выкладывается цельная картина. Только после этого можно начинать паять фрагменты припоем ПОС-61 — это смесь свинца и олова в соответствующей пропорции. Для того, чтобы вся конструкция была прочной, витраж сначала паяют с одной стороны, а затем, перевернув, — с другой, и закрепляют в профиль.

Дальше — первая мойка, чистка и патинирование, то есть придание цвета соединительному шву. Он промазывается и покрывается специальным реактивом, под воздействием которого становится не серебристым, а черным, медным или с бронзовым отливом. Затем — снова чистка, полировка и установка в конструкцию.

В общем, чтобы клиент получил выполненный заказ, требуется пройти полтора десятка производственных этапов, ни один из которых нельзя исключить, не причинив вреда будущему витражу.

Тонкие нюансы объёмных витражей

Еще сложнее создавать объемные — не плоские — композиции, изготовление которых стало возможным именно благодаря Тиффани. Под их сборку заранее готовится макет из любых подручных средств — дерева, полиэстера, гипса, пенопласта. Удобно использовать специальные пластиковые конструкции сферической формы. На макете заданной формы рисуется шаблон, а дальше уже — по знакомому пути.

Однако у работы на сферах есть свои нюансы. Объемные витражи — это более сложный уровень производства. Например, над одним из светильников, выполненным в технике Тиффани, в течение месяца работали 3 витражиста. В нем 1792 детали. Это очень кропотливая работа.

Поскольку технология сложная, трудоемкая, она и стоит соответственно. Причем, львиная доля стоимости приходится не на материал, а на труд витражиста. Окончательная цена не является коммерческой тайной — она начинается от 350 долларов за квадратный метр и выше. На неё влияет и количество фрагментов в изделии: чем больше деталей в одном квадратном метре, тем дороже конечный продукт. Самое дорогое изделие, которое мне довелось изготавливать, стоило 1200 долларов за квадратный метр.

Дороже всего стоят плафоны, потому что в них — всё самое-самое лучшее, особенно стекло. Не для того, чтобы поднять стоимость продукта, а для того, чтобы наши витражи сохранили свою красоту на многие десятилетия. Материал, который мы используем, действительно великолепен. Стекла с так называемым пластиковым оттенком — значительно дешевле и доступнее, но конечный результат — несравним.

Искусство, а не ремесло

Но хороший результат не обеспечить лишь технологией и материалом. В каждом витраже есть что-то, что определяется личностью автора и того, кто заказал витраж.

Семь лет назад мы работали над одним проектом. Помню, процесс шел медленнее, чем обычно: долго согласовывали эскизы, вносили поправки уже в ходе изготовления. Заказчица очень переживала, как всё будет выглядеть, просила приложить максимум усилий, потому что этот витраж будет «душой дома».

В конечном итоге, мы его изготовили. Наш витраж занял центральное место в том доме. Когда его установили, заказчица очень растрогалась и даже слегка расплакалась, потому что получила именно то, о чем мечтала. Вышло и вправду здорово: большое полотно, изысканные мотивы и очень хорошие стекла. На это изделие ушло много времени и труда, подборка фрагментов была безумно сложной, но витраж получился необыкновенно красивым.

Были потом и другие эксклюзивные работы, но таких эмоций я больше не испытывал, хотя мы никогда не бываем равнодушны к тому, над чем трудимся. Из любого эскиза, любого стекла стараемся извлечь весь внутренний резерв, чтобы полностью раскрыть красоту замысла, рисунка и материалов. Нам самим должен нравиться результат нашего труда, тогда он понравится и заказчику.

С большим воодушевлением трудились мы над очень интересным витражом, который создали и передали одной из церквей. Эскиз разрабатывали вместе с настоятелем храма. Витраж еще не установили — предстоит написать в нем лики святых. Но, надеюсь, он уже скоро займет свое место в убранстве храма.

Не только внешнее, но и внутреннее содержание витражных панно зависит от верного подбора стекол. Бывает, что для одного изделия требуется большое цветовое и фактурное разнообразие, приходится использовать много стеклянных пластин, а нужный цвет в них есть только в качестве вкрапления. Справиться помогает хорошая цветовая память, художественный вкус, способность находить оригинальные решения.

Конечно, многое приходит с опытом. Я сегодня почти всегда знаю, какая цветовая гамма есть в наличии, как выглядят те или иные стекла в разном обрамлении. Но даже притом, что у меня за плечами — хорошая школа, многолетняя практика и, надеюсь, хорошее воображение, я не всегда могу представить будущий витраж на все 100 процентов. Может быть, процентов на 90, во время разработки и изготовления. Вот эти 10% и есть тот самый фактор приятной неожиданности, который приносит столько удовлетворения. Тот момент, когда, устанавливая готовое изделие, видим: да, это то, что мы хотели, и даже — лучше. Это чудо «оживающего» на глазах витража и превращает производственное ремесло в искусство.

Фактор солнечного света

Идеи для своих работ мы черпаем из разных источников. Например, совершенный со всех точек зрения плафон делали по оригинальному эскизу «Тиффани». Существуют такие макеты с оригинальными размерами, цветовой гаммой, по которым можно создать абсолютную копию знаменитого изделия, и мы этим воспользовались.

С интересом относимся к замыслам клиентов, когда нужно, вносим в них свои дополнения, ведь мы — профессионалы.

Вместе с опытом исполнителей растут и возможности мастерской. Сегодня мы можем предложить варианты межкомнатных перегородок, оформления дверей. Они, как и потолочные светильники, являются у нас самыми популярными позициями. Настольные плафоны заказывают редко — это дорого. Потолочные — дешевле. В них используются более крупные фрагменты стекла, соответственно, их меньше в одном квадратном метре, то есть работа тут не такая дорогостоящая. А она, как известно, — основная составляющая цены витража.

Есть у нас некоторая практика изготовления фасадов для нестандартных кухонных гарнитуров. Правда, в мебели нас сразу же загоняют в рамки ее дизайна, ограничения по свету. Ведь шкафы или серванты — замкнутое пространство, которое не предполагает проходящих сквозь него лучей. Разве что, какую-то подсветку. Словом, вопросы есть, но не исключено, что возникнет ситуация, когда решить их будет очень интересно.

Вообще же, наши изделия любят свет. Если создается потолочная конструкция, мы максимально используем светодиодные ленты, чтобы подсветить переливчатые узоры. Но, признавая все достоинства современных технологий, стараемся размещать витражи так, чтобы на них попадали лучи солнца. Они лучше всего раскрывают красоту наших изделий.

Установленные таким образом витражи всегда будут разными — утром, днем, вечером, в солнечную или пасмурную погоду. Их переменчивость — главное чудо этого удивительного искусства. Я точно знаю: самые роскошные витражи — это те, через которые проходит дневной свет.

СПРАВКА

Витражи появились в Египте в IV веке до н. э. Пластины одноцветного или бесцветного стекла выкладывались по типу мозаики и соединялись между собой мягким свинцовым профилем, спаянным оловом, затем помещались внутрь жесткой конструкции. Эта техника до сих пор считается классической.

Расцвет искусства витража приходится на ХІІ век — эпоху «великих соборов»: Парижской Богоматери (Франция), Йоркского (Англия), Кельн­ского (Германия). Стрельчатые витражные окна признаны одним из наиболее ярких символов готики.

Конец XVIII — начало XIX веков — время возрождения витражного дела после пережитого периода упадка. Появляются живописные витражи на монолитном стекле, когда на него переводятся сюжеты классической живописи. Ими украшают окна дворцов, домов знати и карет.

Эпоха модерна (конец XIX — начало ХХ веков) принесла новые технологии и мотивы. Витражи становятся доступнее разным сословиям: их включают в дверные перегородки, мебель, ширмы, потолки, купола и даже зеркала.

Общепризнанным реформатором витражного искусства стал американский художник Луис Комфорт Тиффани (1848–1933), сын основателя знаменитой ювелирной компании «Тиффани и Ко». Изобретенная им техника создания витражей, названная впоследствии его именем, сделала возможным изготовление витражей любой формы и была использована в знаменитых абажурах Тиффани.

Интерес к витражам в ХХІ веке предвещает новый расцвет этого уникального искусства.

Рекламодатели

Партнёры

Новостная рассылка

Будьте в курсе наших последних новостей. Оформите бесплатно персональную новостную рассылку.