Россия, вперед! Деньги на модернизацию есть!

СТАТЬЯ ИЗ РУБРИКИ: «ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА»

Forward, Russia! There’s Money for Modernization!
Russia has to use only such development programmes that provide more budget income than expenditure. The resulting margin can be saved or invested into science, human resources, infrastructure or industry. State projects of transport networks, infrastructure, energy systems and hydrocarbon extraction development with tenfold public labour productivity growth effect will lead to increased income-expense ratio and minimization of inflation. Russia can afford investing 193 billion rubles till 2030 with minor foreign borrowings. What has to be done is the correct choice of projects and methods for their realization.

Мы хотим, чтобы доходы России превышали ее расходы? Для этого есть все предпосылки: человеческий капитал и наука, недра, земля, инфраструктура, промышленность и сельское хозяйство. На основе макроэкономического анализа нужно разработать и внедрить государственные проекты, позволяющие повысить производительность труда в десять раз, для чего следует модернизировать транспортные и коммуникационные сети, машиностроение и электронную промышленность, добычу углеводородов и многие другие отрасли. Собственных и привлеченных ресурсов для этого достаточно. Поэтому начинать нужно немедленно.

Ф.А. Шамрай,
руководитель проекта в ОАО «Управляющая компания
«Объединенная двигателестроительная корпорация», г. Москва (Россия)

Земля, вода и недра являются источником ресурсов, опираясь на которые человеческий капитал и наука формируют экономическую систему государства. Эта система пронизана инфраструктурой, которая обеспечивает оборот всех видов ресурсов, их преобразование в промышленной и сельскохозяйственной индустрии (рис. 1).

Человеческий капитал приводит в движение всю экономическую систему. Именно он побуждает индустрию к производству товаров конечного потребления, те в свою очередь требуют материалов и комплектующих, а последним необходимо сырье. Все звенья цепочки нуждаются в машинах, машинах и машинах.

Наука является главным источником, обеспечивающим рост человеческого капитала. При этом наука критически зависит от человеческого капитала. Заказчиком науки являются отраслевой бизнес и государство. Но если государство концентрирует свое внимание только на сырье, то и цепочка заказчиков науки сворачивается до одной сырьевой отрасли. Обмеление науки приводит к прогрессирующему сокращению размера человеческого капитала, что в свою очередь приводит к отставанию и сырьевой отрасли. Экономическая система по спирали идет к саморазрушению (рис. 2).

Объем товаров конечного потребления, который выпускает экономическая система, зависит от уровня конкурентоспособности, их потребительской ценности и от качественного уровня потребителей, т. е. от качества человеческого капитала. Трудно себе представить, что голодный, холодный, малограмотный человек стоит в очереди за Iphone. Чем выше качество человеческого капитала, тем больше он потребляет, причем не столько количественно, сколько качественно.

Соответственно, чем выше качество человеческого капитала, тем большего размера может достичь суверенная экономическая система в соответствии с пирамидой Маслоу, где каждый следующий уровень требует все большей стоимости единицы товара.

Сказанное позволяет утверждать, что главнейшим экономическим ресурсом суверенного государства является человеческий капитал, пользующийся национальным языком и национальной валютой. А главнейшей экономической задачей является увеличение человеческого капитала. Человеческий капитал суверенной экономической системы зависит:

  • прямо пропорционально от численности населения, говорящего на государственном языке;
  • прямо пропорционально от длительности трудоспособного возраста;
  • прямо пропорционально от уровня занятости;
  • прямо пропорционально от уровня трудоспособности (здоровья) населения;
  • прямо пропорционально от уровня образованности и образовательной мобильности;
  • прямо пропорционально от квалификационной и географической мобильности;
  • в квадратичной степени от уровня вовлеченности в широкополосную Интернет-сеть;
  • в кубической степени от уровня применения специализированных профессиональных программ.

Объем знаний нарастает в большей прогрессии, чем темп технического прогресса. Технологические поколения меняются каждые десять лет. Каждое следующее требует все более глубокой квалификации. От начальной подготовки в молодости, которой было достаточно в начале ХХ века, мы вплотную подошли к необходимости перманентного образования на протяжении всей жизни. Пройдет еще немного времени, и экстенсивный предел наращивания квалификации будет пройден.

Квалификация есть продукт передачи знаний и опыта. Сеть как устройство, радикально расширяющее объем, качество и скорость контактов, является квалификационным катализатором и мультипликатором. Эффективность человека в организованной сети в квадратичной степени выше, чем вне сети. Простейший пример — покупка железнодорожного (или авиа) билета. При поездке в кассу займет 1 час, плюс очередь и покупка еще час, плюс возвращение домой еще час. Через интернет вы затратите на покупку всего 10–15 минут.

Все машины есть продолжение и развитие человеческих возможностей. Программные продукты являются машинами, развивающими и усиливающими возможности человеческого интеллекта. Владение навыками применения интеллектуальных машин, т. е. программным обеспечением, увеличивает производительность труда в любой профессиональной деятельности в кубической степени. Но проявиться этот эффект может только при коллективной работе в сети и после прохождения определенного порога числа пользователей. Пять конструкторов, оснащенных современными средствами алгоритмизации и проектирования, сегодня могут заменить 125 человек, работавших вчера за кульманами.

Сама по себе компьютеризация, без базовых отраслей и промышленности, без продажи товара, без наличия РАБОТЫ не создаст стоимости, но СЕТЬ является базисом для интенсивного роста общественной производительности труда. Индустрия потребляет все виды ресурсов и является базисным работодателем и источником доходов частных лиц. Услуги и товары для бизнеса (далее b2b), а также для частных лиц строятся вокруг прибыли корпораций и доходов частных лиц. Индустрия порождает экспорт и импорт (рис. 3).

Все указанные выше компоненты дают налоговые поступления и сборы, которые обеспечивают деятельность государства (рабочие места в государственных структурах) и выполнение им социальной функции (пенсионное обеспечение, гарантированные медицинские и образовательные услуги). Все «бесплатное», на самом деле, по своей экономической сущности, является опосредованно доходами частных лиц (рис. 4).

 Если поступлений у государства больше, чем затрат, то оно может сохранять свой доход в госрезервах или инвестировать его в науку, человеческий капитал, инфраструктуру, промышленность. Если доходов у государства меньше, чем расходов, то оно вынуждено занимать деньги.

Прибыли и займы корпораций дают возможность выплачивать дивиденды акционерам, а так же их можно направлять на инвестиции. Ясно, что дивиденды — это доходы частных лиц. Чем больше у корпорации прибыль, тем больше она может привлечь займов для своего развития (рис. 5).

Мы, получив свой частный доход, можем направить его на отечественные и импортные товары и услуги конечного потребления или на частные инвестиции (рис. 6). Причем мы можем инвестировать как в корпорации, получающие прибыль и выплачивающие налоги в России (резиденты), так и в те, что зарабатывают и платят налоги за рубежом (нерезиденты).

Все основные элементы экономической системы описаны. Мы можем посмотреть на нее целиком на рис. 7.

Зеленым цветом выделены базисные источники богатства суверенной экономической системы, желтым — зона «заморозки» ее богатств, а красным — зона безвозвратных потерь. Экономическая суверенная система подобна бассейну с трубами, по которым вода втекает и вытекает. Соотношение этих расходов определяет, наполняется или опорожняется бассейн, суверенная система растет или истощается.

Чем больше товаров для конечного потребления предоставляет экономическая система, чем в меньшей доле их импорта она нуждается, тем быстрее идет ее наполнение. Мы можем иметь сколько угодно золота и нефти, но если мы ничего более не производим, если
у нас более нечего купить, то наш рубль никому не нужен. Де-факто он будет лишь внутренней учетной квитанцией, а деньгами, т. е. всеобщим эквивалентом стоимости будут доллары, евро или юани. Собственно, к этому состоянию мы и движемся сегодня. Помните истерику, которая случилась с президентом Беларуси, когда ему предложили кредит в рублях?

Потребление движет вперед экономическую систему. Источниками, обеспечивающими потребление, являются доходы или займы. Но если темп роста совокупного займа опережает темп роста совокупного дохода, то деньги начинают обесцениваться (рис. 8).

Все участники экономической системы вынуждены закладывать инфляцию в свои расчеты. Цены растут. Денег требуется еще больше. Инфляция становится еще выше. Вместе с ней становится все дороже кредит. Деньги все боле и более перетекают в зону фондовых спекуляций. Промышленность же обескровливается без оборотных средств. Одновременно растут цены и снижается уровень потребления. Ослабленная индустрия предоставляет меньше возможностей для получения дохода гражданами. Если инфляция принимает характер глобальной рецессии, то чтобы поддержать свою промышленность, государства вводят протекционистские меры и поддерживают девальвацию своих валют. Это, с одной стороны, защищает внутренний рынок, с другой — увеличивает экспортную конкурентоспособность экономики. Но поскольку в условиях глобальной рецессии эту политику проводят все ведущие государства мира, то это приводит только
к подхлестыванию глобальной инфляции. Деньги все больше и больше покидают сжимающийся сектор реальной экономики и перемещаются в область фондовых спекуляций. Следствием глобальной рецессии стало то, что глобальная однополярная долларовая экономическая модель переходит в четырехполевое состояние: Американский рынок (США, Мексика и Канада), ЕС (и страны средиземноморья), Азиатский рынок (Китай, Япония, Корея, Индонезия, Малайзия, страны ЮВА, Австралия, Африка), Евразийский рынок (Россия, Казахстан, Средняя Азия, Иран). Ряд регионов будут искать свою выгоду между крупными экономическими полями. Например, страны Южной Америки — между ЕС и США, Украина с Белоруссией — между Россией и ЕС, Индия — около Азиатского рынка. Это длительный и болезненный процесс, но он неизбежен. Поскольку четыре региональные системы будут обмениваться товарами между собой, то роль золота как всеобщего эквивалента будет возрастать, а ведущие государства будут свои валютные запасы переводить в золотые.

Каждым из нас движет стремление к лучшей жизни. Это требует роста доходов. В массовом порядке он возникнет только при росте общественной производительности труда. Она, в свою очередь, будет расти только при возвращении России на индустриальный путь развития. Невозможен рост общественной производительности труда без постоянной омолгации машинного парка во всех отраслях, без массового применения научных достижений в промышленности и частной жизни. Россия пропустила 3 десятилетних цикла технологического обновления промышленности. Вследствие этого мы имеем, как минимум, десятикратный запас возможного роста общественной производительности труда и, как минимум, пятикратный запас возможного роста внутреннего потребления.

Ни ЕС, ни Азия не могут и не хотят принять Россию в свои ряды. Это невозможно в силу ментального, духовного и конфессионального различий. Да и хочет ли Россия стать чьим-то придатком? Срединная роль России между ЕС и Азией, между ЕС и Америкой, возможность организовать дешевую и безопасную сухопутную логистику, наличие глобально значимых энергетических, сельскохозяйственных и водных ресурсов — все это обязывает российскую элиту вернуться к идее возвращения экономического и научно-технического лидерства России. Для этого потребуется решить несколько следующих крупных внутренних и внешних задач:

  • выработка такой системы макроэкономических показателей, которая обеспечивала бы первостепенное развитие национального человеческого капитала. Также эта система должна обеспечивать непрерывное совершенствование во всех областях жизни;
  • нахождение такого решения проблемы регионального развития, чтобы не было дотируемых регионов;
  • обеспечение инфраструктурного развития страны (дороги, энергетика, связь), которое сможет соответствовать потребностям, вызванным десятикратным и более ростом общественной производительности труда;
  • выведение российской науки, образования и промышленности на тренд перманентного глобального лидерства;
  • создание глобально значимых хранилищ нефти и газа для независимости от арабо-американских ценовых «качелей» и самостоятельной игры на углеводородном рынке. Необходимо последовательно создавать международный газовый картель. Необходимо последовательно переходить от экспорта углеводородов к экспорту электричества;
  • переход от экспорта товаров к экспорту знаний (от экспорта продукции металлургической промышленности к экспорту машиностроения, от экспорта фуражного зерна к экспорту переработанного и упакованного продовольствия, от экспорта круглого леса к экспорту мебели и т. д.);
  • мотивация россиян на столь масштабные преобразования реальным ежегодным ростом уровня жизни, совокупно в 5 раз до 2030 г.

Сколько же потребуется денег на модернизацию России в заявленном уровне требований?

Развитие сети автомобильных дорог требует постройки не менее 500 тыс. км, что при стоимости ~ 30 млн руб./км обойдется в  15 трлн руб. На развитие национального автодорожного и тракторного машиностроения, необходимого для реализации этой программы, нужны еще ~ 0,3 трлн руб.

Развитие железнодорожной инфраструктуры требует постройки не менее 50 тыс. км, что при стоимости ~ 150 млн руб./км обойдется в 7,5 трлн руб. На развитие национального железнодорожного машиностроения, необходимого для реализации этой программы, нужны еще ~ 0,1 трлн руб.

Развитие речной транспортной сети России (Волгодонский бассейн, Обский, Енисейский и Ленский бассейны) потребует 1,5 трлн руб. Развитие национального речного судостроения, необходимого для реализации этой программы, потребует ~ 0,06 трлн руб.

Развитие океанской и морской инфраструктуры потребует развития портовой инфраструктуры, что обойдется примерно в 5 трлн. руб. с учетом работ на Северном морском пути. Развитие российского судостроения потребует ~ 0,3 трлн руб. и само восстановление флотов потребует ~ 1 трлн руб.

Развитие энергетической системы России потребует строительства или модернизации 100 ГВт мощностей, что при стоимости 30 млрд руб./ГВт потребует 3 трлн руб. Развитие национального энергомашиностроения потребует ~ 0,03 трлн руб.

Развитие электрических сетей потребует строительства не менее 100 тыс. км, что при стоимости ~ 30 млн руб./км обойдется в 3 трлн руб. Развитие национального электросетевого машиностроения для реализации этой программы потребует ~ 0,03 трлн руб.

Развитие добычи углеводородов, трубопроводной инфраструктуры и хранилищ потребует 4 трлн руб. и 0,02 трлн руб. на развитие нефтегазового машиностроения.

Создание современной коммуникационной сети и тотальной компьютеризации экономической и общественной жизни потребует затрат 1 млн руб. на каждого из 142 млн жителей России, что составит 142 трлн руб. Развитие национальной электронной промышленности потребует ~ 10 трлн руб.

Цена модернизации России составляет 142 трлн руб. на «Электронную Россиию», 40 трлн руб. на инфраструктуру, 1 трлн руб. на российское машиностроение, 10 трлн руб. на создание национальной электронной промышленности. Всего 193 трлн руб.

Эти деньги нам необходимо инвестировать в течении 20 лет, чтобы к 2030 г. увеличить уровень жизни в 5 раз, а валовой внутренний продукт (ВВП) в 10. Годовой объем инвестиций в реальный сектор, который сегодня необходим России, составляет примерно 10 трлн руб./год. ВВП Российской Федерации составляет ~ 60 трлн руб. Япония живет с дефицитом госбюджета 200 % ВВП. Россия, исходя из этого, может позволить себе инвестировать в свою модернизацию 120 трлн руб. Это сопоставимо со стоимостью модернизации России. Недостающие 73 трлн руб. могут быть привлечены с внешних рынков. Более того, гораздо большие деньги будут рваться в Россию для участия в этих программах. Придется решать задачу недопущения роста фондовых пузырей.

Что останавливает государство? Страх инфляции? Но природа инфляции зависит не от объема дефицита государственного бюджета, а от объема превышения денежной массы над массой стоимости. Вот идете вы по лесу, валяется хворост. Это природное сырье. Вы его собрали в охапку и принесли в деревню — это уже растопочный материал, т. е. появилась стоимость (полезность). За нее вам заплатили 10 руб. Все люди, опираясь на природные ресурсы, создают друг для друга какую-то пользу, т. е. стоимость.

Деньги — это всеобщий эквивалент стоимости (полезности). Сами по себе никакой стоимостью они не являются. Чем больше пользы создает некая экономическая система, тем больше денег должно ее отражать.

Если, опираясь на свои природные ресурсы и труд своих граждан, государство проводит проекты, создающие стоимость, то оно, соответственно, должно на объем приращенной стоимости увеличить денежную массу. Причем стоимость, в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности, появляется пропорционально реализации проекта, а не при полной его готовности.

Реализуя проекты на новой организационной и технологической основе, то есть, как минимум, с десятикратным эффектом роста общественной производительности труда, государство решает задачу опережающего роста доходов над расходами, т. е. задачу накопления, задачу снижения инфляции до минимума, близкого к нулю.

Модернизация России не ограничена финансами. Она сводится к задаче принятия методик выбора и реализации проектов, методик макроэкономического анализа. Это не сложно. Россия, вперед!

Рекламодатели

Партнёры

Новостная рассылка

Будьте в курсе наших последних новостей. Оформите бесплатно персональную новостную рассылку.