ЕМО — больше, чем выставка…

СТАТЬЯ ИЗ РУБРИКИ: «СОБЫТИЯ. EMO, Ганновер»

EMO

«Посетители и участники сходятся во мнениях: EMO Hannover 2011 стала успешным во всех отношениях мероприятием и существенно упрочила свои позиции всемирной отраслевой выставки металлообработки», — так оценил итоги EMO-2011 генеральный комиссар выставки д-р Детлеф Эльсингхорст (Dr. Detlev Elsinghorst), в ходе пресс-конференции, организованной специально для журналистов из Росси, Украины и Беларуси и посвященной обсуждению наиболее актуальных вопросов развития станкостроения на постсоветском пространстве.

— Я готов ответить на все ваши вопросы, а сейчас несколько вступительных слов. Станки — это основа всего машиностроения. Без оборудования для металлообработки не может существовать сама отрасль, равно, как ни один вид ее продукции в процессе производства не может обойтись без его использования. И от того, в каком состоянии находится национальное станкостроение, зависит в целом и состояние экономики любой страны.

Поэтому, учитывая авторитет выставки, на EMO-2011 прибыли представители всех ведущих мировых фирм, работающих в области металлообработки. И экспозиция каждой из них построена таким образом, чтобы дать максимальную информацию о своем потенциале и своих возможностях.

Вы видите, что на выставке постоянно присутствует большое количество посетителей, у всех стендов кипит работа. В ходе нашего опроса все респонденты отметили, что идут на EMO с конкретными проектами и запросами, с соответствующими инвестициями. То есть они посещают выставку с определенной задачей — подобрать, закупить оборудование и технологии. Поэтому, думаю, каждое проведение EMO дает серьезный дополнительный импульс для разработки и создания нового оборудования.

— График проведения EMO-2011 оказался очень удачным — пик экономического кризиса прошел между двумя выставками в Ганновере. Оцените, пожалуйста, результаты нынешней — превзойден ли в чем-то докризисный уровень или она просто сравнялась по результатам с предыдущей?

— В 2007 году состоялась самая крупная EMO за все время ее проведения. Станкостроение тогда находилось на подъеме, в смежных отраслях, представители которых покупают оборудование, дела также шли достаточно хорошо, и мы конечно же с большим оптимизмом смотрели в будущее — на следующую выставку, на итоги 2011 года. И наши надежды в целом оправдались. Сегодня с большим удовлетворением можно констатировать, что по всем показателям нынешняя выставка, как минимум сравнялась с выставкой 2007 года.

Этот факт подтверждает и настроение наших экспонентов. Многие отмечают, что по закупкам нынешняя EMO для них даже более удачная, чем в 2007 году. Что впрочем и неудивительно: в период кризиса был перерыв в инвестициях, и многое наверстывается сегодня. Некоторые может быть чуть-чуть и не добрали, но в целом, можно говорить, что результаты нынешней выставки не хуже, чем в 2007 году.

Параллельно с выставкой проводится много заседаний, семинаров. На них идет обсуждение тенденций развития отрасли, ведется разговор о том, как пойдет развитие технологий дальше, во что необходимо вкладывать деньги, проходят дискуссии на экономические и политические темы.

Ведь, если смотреть на структуру нашей отрасли в целом — то в основном она представлена средними по размерам предприятиями. Может быть, за малым исключением в машиностроении гигантов, устанавливающим собственные правила, нет. Средним же предприятиям всегда требуется политическая и экономическая поддержка, чтобы выходить на рынки других стран.

— В контексте темы — какие направления российского машиностроения ожидают развития сотрудничества? Вряд ли мировое станкостроение рассматривает Россию как конкурента, скорее всего, сегодня — это просто рынок сбыта и потребитель европейских станков. Есть ли у России собственный потенциал?

— Когда-то Россия была крупным производителем станков, сейчас ее экономика вновь на подъеме. Если она будет развиваться и дальше так, как мы себе представляем и как это требуется, то Россия, конечно же, снова станет одним из членов в промышленного клуба.

Но во многом это развитие зависит от местных специалистов и руководителей. На нынешней EMO побывало много представителей российского станкостроения. И я порекомендовал бы им ходить по выставке с открытыми глазами, смотреть стенды и спрашивать самих себя — в чем наше преимущество, как определить свою нишу в международном разделении труда. Необходимо ориентироваться, смотреть, искать и находить свое место — для этого требуются в первую очередь знания, желание и понимание мировых тенденций развития станкостроения.

Это — сложная отрасль, но Россия многое сделала даже в освоении космоса, она и сегодня запускает ракеты. Значит, при желании можно все. Осталось только проявить желание и работать в данном направлении. Весь мир работает, почему же не Россия?

— Каковы новые направления и тенденции развития отрасли проявились на EMO-2011?

— Сейчас на первый план выходит даже сама не технология обработки, как таковая, а в целом направление: сделать станок как можно более эффективным — быстро работающим, точно работающим, экономично работающим. Вот это основная идея во всех новых технологиях.

Но это одна сторона — то, что касается каждого отдельно взятого станка. Быстрее, точнее экономичнее… Если рассуждать глобальнее, то мы видим огромный потенциал, который заложен в самом производстве, в цикле, который состоит из целого ряда станков и технологий, взаимосвязанных процессов. Поэтому девиз нынешней выставки: «Станки и не только…». То есть в центре внимания не только станок, а весь производственный процесс, его усовершенствование и повышение эффективности. Именно здесь заложен колоссальный потенциал развития отрасли в будущем.

Еще одна актуальная тема для станкостроения — энергосбережение. Сегодня она приобретает огромное значение, потому что энергоэффективность оборудования — одна из главных экономических составляющих.

Темы энергосбережения закладываются уже в идеи, в концепции создания любого нового станка. То есть — подводить энергию именно туда и ровно столько, сколько нужно, но с каждым разом все меньше, и технологически соответствующим образом конструировать новую машину.

Это совсем новый подход и на нынешней EMO он прослеживается в разработках многих фирм. Ведь раньше было как? Включался станок, и машина тратила столько энергии, сколько она тратила, а все считали, что так и надо. А теперь подключаются приборы, которые поэтапно мониторят весь процесс, показатели фиксируются в разных точках, в каждый отдельный момент. На основании полученных данных и делается вывод — где энергия нужна действительно, а где она тратиться попусту. Все анализируется и находит свой выход в новых идеях по сокращению энергопотребления.

И конечно важна оптимизация самого процесса. То есть, тема материала — какие металлы и сплавы применяются сегодня, какие лучше использовать, где можно резать, а где прессовать. И здесь, конечно, традиционное станкостроение, тоже сталкивается с определенными проблемами. Постоянно идут новые вызовы. Раньше просто строили, производили и все были довольны, а сегодня необходимо выстраивать эту цепочку с учетом всех новых веяний, требований, подходов… Это, конечно же, новые перспективы, новые задачи, но, соответственно, и новые проблемы.

Сегодня все теснее становится связь между производителями и потребителями. Раньше станок изготавливался, поставлялся, а там уже сам разбирайся с ним, как все работает. А сейчас производитель оборудования переходит в иное качество и становится больше консалтинговым центром для своих же покупателей. То есть он вникает не только в технологию производства своего станка, но должен понимать технологию и философию того предприятия, где этот станок используется, и, соответственно, предлагать потребителю грамотно выстроенную технологическую цепочку. Это относительно новое направление деятельности, которое с каждым годом становится все необходимее и все значительнее проявляется на рынке.

Еще одно направление — универсализация. Раньше это определялось по-разному, а сейчас сама тема так звучит — многопрофильные машины, то есть станки, работающие по многим направлениям, Конечно, они были всегда, но сегодня заметна тенденция серьезного движения именно в этом направлении, прежде всего с целью уменьшить объем промежуточной ручной работы. Универсальные машины ведь могут за один установ делать все — и обработать, и почистить, и просверлить деталь. Сегодня эта универсальность играет большую роль.

— В России нередки случаи, когда талантливые специалисты не могут воплотить в жизнь свои идеи и из-за отсутствия финансирования, и из-за того, что зачастую не являются по своей психологии предпринимателями. Это ведь тоже особый склад человека. Как таким людям помочь организовать производство, реализовать разработки?

— В Германии станкостроительная отрасль сильна тем, что представлена в основном средними предприятиями. Они гибкие и подвижные, очень активно работают на рынке. Им необходимо зарабатывать деньги, поэтому они и сами генерируют тысячи идей и, конечно же, следят мировыми новинками. Мы знаем потребности наших фирм и, как ассоциация, очень тесно сотрудничаем с научно-исследовательскими учреждениями, которые занимаются технологиями, даем им соответствующие заказы. Затем эти разработки делаем общим достоянием и в итоге вся немецкая станкостроительная промышленность всегда выигрывает от такого сотрудничества.

Как можно содействовать подобному сближению науки и производства в России мне судить трудно, но в принципе это дело каждой отдельной фирмы, так как только она сама может определить, что ей надо и куда готова вложить деньги. Но, опять же, повторяю — сила отрасли в том, что в ней работают предприятия среднего размера и они всегда заинтересованы в новых технологиях. А как найти контакт между производителем и разработчиком — уже дело каждой отдельной фирмы.

— То есть российским предприятиям и исследовательским институтам необходимо активнее предлагать себя на рынке?

— Трансфер технологий — это особая тема. И она не всегда работает, поскольку технологии разрабатываются, но не всегда внедряются в производство. Совсем не обязательно, чтобы немецкие разработки обязательно внедрялись на предприятиях Германии. Есть много прекрасных технологий, разработанных у нас, а внедренных в производство в Америке или Японии.

Есть масса примеров, представленных в частности и на нынешней EMO, когда небольшая фирма, расположенная в какой-то маленькой деревушке в Германии, занимается одной узкой тематикой, поставляет свою технологию на весь мир и является при этом едва ли не монополистом в данной области.

Это свободный рынок — запретов нет, многое зависит от интересов и экономической агрессивности каждой отдельной фирмы. Если она желает и готова потратить деньги на что-то, то берет инициативу в свои руки, и никто не может ограничить, будет ли она работать с российской, немецкой или любой другой технологией.

— Какой, на ваш взгляд будет следующая EMO?

— Как минимум, такая же успешная, как и нынешняя. У нас нет цели сделать EMO еще масштабнее — она такая большая, что размеры уже не играют роли. Зато мы всегда видим массу возможностей улучшить сервис, сделать еще более тесными отношения между экспонентами и посетителями. Важно представлять все в комплексе и давать им возможность показать и увидеть массу новинок, запросить и предложить новое решение.

Это очень важно и мы должны сделать все, чтобы наши посетители чувствовали себя комфортно, получали на ЭМО достаточно информации и приезжали сюда вновь и вновь.

Рекламодатели

Партнёры

Новостная рассылка

Будьте в курсе наших последних новостей. Оформите бесплатно персональную новостную рассылку.