О российском производстве авиационых интерьеров мирового уровня

Компания "ВЕМИНА Авиапрестиж" представила на авиасалоне МАКС-2017 подностью отечественный интерьер самолета Sukhoi SuperJet 100.

О развитии отечественного авиационного интерьеростроения корреспондентам AEX.RU рассказал генеральный директор компании Виталий Романюк.

- Виталий Александрович! С какими новинками вышла ваша компания на МАКС-2017?

Главный наш посыл на нынешнем авиасалоне, что продолжая тенденцию импортозамещения мы, на сегодняшний, приблизились к 100%-му отечественному производству авиационных интерьеров. В принципе, можно достичь и абсолютных 100%, но по экономическим соображениям какую-то мелочевку не имеет смысла производить самим.

- Здесь на стенде вы демонстрируете макет интерьера самолета Sukhoi SuperJet 100. Вот эти кресла уже сертифицированы?

- Кресельное оборудование, которое мы демонстрируем на стенде, уже прошло динамические испытания. Это сложнейшие испытания на 16g. Данные кресла эконом и бизнес класса практически для всех типов российских самолетов, в том числе для Sukhoi SuperJet 100 и МС-21. Сейчас мы в процессе получения сертификата, но самые сложные испытания мы уже прошли, и прошли успешно. Думаю, в течение месяца мы сертификат на это изделие получим. И не только кресла. То, что представлено на макете, весь интерьер, практически все сделано из сертифицированных материалов: зона эконом класса, и зона бизнес класса, и VIP зона, туалетная с душевой. Все уже сертифицировано более чем на 80%. Это настоящий интерьер, который можно снимать со стенда и ставить на живой самолет.

 

- Значит, вы полностью сами разработали и произвели этот интерьер?
 
- Полный цикл. Начиная от технического дизайна, проектирования, изготовления, установки.  Есть даже программа постпродажного обслуживания и сервиса. Данная концепция десь показана на модели SSJ100, но эту же концепцию мы будем предлагать и для МС-21, и для других типов самолетов. Сегодня мы внедрили самые новые технологии по проектированию, и нам не составляет сложности перейти от одной размерности самолета к другой. Когда только начиналась тенденция к цифровизации, мы ее уже у себя воплотили. Это полностью оцифрованный продукт, его даже можно посмотреть в 3D, надев очки виртуальной реальности. Он полностью цифровой от проектирования до планирования и автоматизации закупок, автоматизации складов, автоматизации производства. В том числе и постпродажное обслуживание.
 
- Если говорить в целом о глобальном рынке авиационных интерьеров, как вы себя на нем чувствуете? Есть куда расти или может в чем-то вы уже в числе лидеров?
 
- Всегда есть, куда расти. Сейчас мы очень плотно занимаемся вхождением на европейский рынок. Признание европейских властей у нас уже есть по FAR 145 и FAR 21. Уже получаем квоты от зарубежных компаний, уже поставляем на иностранную технику комплектующие. Производим комплектующие для Airbus и Boeing. Также занимаемся сервисным обслуживанием салонов иностранного производства. Когда международная обстановка была лучше, мы сделали упор на сертификацию по европейским правилам, стали работать с иностранной техникой. Когда международная обстановка немного ухудшилась, правительство обратило внимание на российский авиапром и объемы заказов по российской технике увеличились в разы. Рост налицо и с каждым годом увеличивается. Нам это на руку. Мы получили компетенции по иностранной технике, сейчас получили огромные компетенции и по российской технике. На сегодняшний день мы работаем на всех типах российских гражданских самолетов - более 20 типов. Это и переоборудование, и оборудование новых самолетов, ремонт и восстановление старого парка. И, на сегодняшний день, сотни самолетов находятся у нас в сервисном обслуживании.
 
- А если взять ваши производственные мощности? Есть производственная программа по SuperJet, есть по МС-21. Можете ли вы, если все заказчики выберут ваш интерьер, обеспечить «конвейеры» Sukhoi SuperJet 100 и МС-21?
 
- У нас большой опыт запуска разных производств, разных технологий. Если надо будет запустить серийное производство, мы знаем, как это делается. Мы каждый год запускаем новые технологические линии, приобретаем новые станки, обучаем людей. Каждый год мощность компании увеличивается под потребности рынка. Пока у нас в основном эксклюзивные и мелкосерийные проекты. Но мы уже начинаем выпускать ряд комплектующих серийно. Это кислородные блоки химического кислорода, это индивидуальные панели с воздухораздачей, кресельное оборудование.

 

- Расскажите о своей компании. Что она из себя представляет, сколько производственных площадок, много ли в ней сотрудников?

- Компания представляет из себя полный цикл разработки и производства. Технический дизайн - это и дизайн студия, и конструкторское бюро, и инженерный центр. Также, все службы, которые нужны для компании, которая занимается авиацией: служба качества, служба главного инженера, служба закупок, планирования, управления проектами. У нас 2 основных производственных центра в непосредственной близости от Москвы и отдельные подразделения, вроде спецназа - это люди, которые работают на заводах и занимаются доработкой всех систем жизнеобеспечения, доработкой фюзеляжа под установку интерьера, которые отрабатывают все электрические и водяные системы, собирают сам интерьер и устанавливают мебель. Есть отдельное спецподразделение, которое занимается сервисом постпродажного обслуживания, оперативным ремонтом, и которое работает 24 часа в сутки, чтобы можно было оперативно что-то исправить, если на самолете есть какие-то отказы. На сегодняшний день в компании работает более 700 человек. Плюс, есть компании, которые работают с нами в кооперации. И это все также российские компании, которые производят и поставляют комплектующие, где-то нам помогают в «узких» местах на борту. Общий пул тех, трудятся с нами в кооперации, составляет порядка 3 тыс человек.

Мы воспитываем новое поколение инженеров-программистов, которые работают на самых современных платформах, на самых современных софтах. При этом очень сложно вырастить узких специалистов. Скажем, обычных инженеров могут воспитать ВУЗы, ПТУ, а вот чтобы воспитать, скажем, 20 человек по узкой специальности по авиационной электронике, или 50 конструкторов-интерьерщиков по узкой специализации, ни одно государство ни в одном ВУЗе или ПТУ не сможет дать такую узкую специализацию. Мы фактически работаем как обучающий центр и сами готовим таких специалистов. Их немного, но они очень востребованы. Без них нельзя обойтись.

 

- Многие люди, даже работающие в авиации, думают, что интерьер - это кресла, обивка и ковролин. И они не понимают, почему интерьер это иногда достаточно дорого. Из чего же на самом деле состоит авиационный интерьер?

Да, основной интерьер состоит не из мебели, которую вы видите. Основное то, что находится под обшивкой, под «скорлупой». Это километры проводов и трубопроводов, воздушные трубопроводы, водяные, все системы жизнеобеспечения, аварийно-спасательное оборудование, системы шумо- и звукоизоляции, которые позволяют комфортно лететь. Все сервисные зоны, системы кухни, туалетов. Сама обшивка салона, освещение, системы развлечения. Ну и непосредственно сама мебель: кресельное оборудование, перегородки, шкафы, гардеробы.

- Как говорится, все коммунально-бытовые услуги: вода, электричество, телефон, телевизор…

- Да. То, что вы считаете интерьером - это не более 10-20% от всего интерьера. Мебель - это самое простое, что можно сделать и поставить. Самое сложное - это все инженерные коммуникации, все системы, которые рассчитываются и испытываются на прочность и безопасность, сертифицируются, и позволяют человеку безопасно летать. То есть мы создаем и производим все системы салона самолета. И этот комплекс построен на современной платформе, на современном программном обеспечении. Технологии летят вперед, в связи с этим все эти системы в разы надежнее и в разы дешевле, чем более старые громоздкие.

- Здесь представлен макет 3 салонов SSJ100: эконом, бизнес, VIP. Был кто-то из высоких гостей, представителей промышленности?

- В первый день салона наш макет посетил президент России Владимир Владимирович Путин. Высоко ценил нашу работу, уточнил, что это все производится в России и был приятно удивлен. Особенно интересовался салоном эконом класса. Был также на «SportJet», тоже оценил его идеологию.

Вообще в эти дни у нас побывало практически все руководство нашей страны.  Большой интерес проявила промышленность во главе с Министром и руководителем авиационной корпорации. Была дана очень высокая оценка и качеству, и тому, что все это делается в России. Мы приятно удивили их и по ценообразованию, по сравнению с импортными производителями. На сегодняшний день мы настолько конкурентоспособны, что ценообразование в полтора - два раз ниже, чем у европейских производителей при том же качестве изделий.
 
- Вы упомянули «SportJet». Это специальная версия самолета SSJ100, оборудованная для перевозки спортивных команд. Здесь на авиасалоне МАКС также представлен макет салона этого самолета. Значит это тоже ваша разработка?
 
- Да, это тоже наша разработка, которую мы показывали вместе с компанией ГСС на Олимпийских играх в Сочи. Очень интересная задумка для перевозки спортивных команд. Там, совместно с Олимпийским комитетом, поставлено инновационное оборудование, которое может в полете применяться для восстановления спортсменов. На самом деле, очень узкое место для перевозки именно спортивных команд. Спортсмены летают часто, команды достаточно большие, на рейсовых самолетах это делать достаточно сложно. Во всем мире есть такая проблема.
 
- Насколько я слышал отзывы, всех поражает качество воплощения самого интерьера. Необычно, инновационно, технологично.
 
- Наша компания изначально специализировалась на самолетах специального назначения, вплоть до самолетов первых лиц государств. Мы делали авиационную технику для президентов разных разных стран. Соответственно, то же качество мы привнесли и в интерьеры  для более-менее серийных самолетов.

- Правильно ли я вас понял, сегодня в создании и производстве любых авиационных интерьеров, для вас не существует каких-то серых зон, которые пока недосягаемы?

- Мы не видим никаких ограничений. Мы взяли все самые современные технологии со всего мира. И чего-то недостижимого, что есть в других странах, для нас не существует. Мы сегодня превосходим многих по системе проектирования, управления компанией, планирования проектов. Они только собираются и объявили, что переходят на современные цифровые платформы, а мы эти платформы уже внедрили.

- То есть это не просто импортозамещение ради импортозамещения, а, по сути, вы предлагаете вполне конкурентноспособный на мировом рынке продукт, который даже имеет преимущества по цене и качеством не уступает?

- Я считаю, что да. И качество у нас не только не хуже, но по многим позициям лучше. У нас очень жесткая система контроля качества. Очень жестко нас контролируют представители заказчика. Нам скорее сложнее сделать что-то плохого качества. И наши авиационные российские правила даже порой более жесткие, чем в Европе и Америке.

- Какие у вас планы по самолету МС-21?

- У нас есть еще время, и диалог с корпорацией «Иркут» мы уже начали. Пока по постпродажному обслуживанию. Уже есть наработки, которые мы можем предложить в качестве импортозамещения. И если будет поставлена такая задача, мы в течение 1 календарного года можем решить вопрос серийного производства и установки интерьеров МС-21.

 

 

- Значит вы не прочь стать серийным поставщиком в этом проекте?

- Мне нравится работа. Мне нравится то, что мы создаем, что мы часть промышленности. Мы живем и развиваемся в связке с промышленностью, благодаря чему можем планировать развитие компании на 5 - 10 лет вперед. В этом и заключается формула успеха. Еще 5-6 лет назад российская часть в производстве отечественных интерьеров составляла 20-30%, сейчас мы показываем практически все 100%. Это результат доверия и удовлетворения нашим продуктом со стороны производителей авиатехники и заказчиков. За то время, что мы находимся на рынке, а это почти 18 лет, все дивиденды, все деньги, которые мы зарабатываем, мы вкладываем в строительство новых производств, в оборудование, в обучение персонала, в технологии. В результате этого на сегодняшний день, мы имеем большое количество заказчиков, большое количество самолетов, большое количество компетенций, обученный персонал по самым высшим международным требованиям.

- Надеюсь, ваша стратегия идет с опережением стратегии развития авиапрома?

- Стратегия и контрактная база у нас спланирована на 5 лет вперед. На 10 лет вперед -стратегическое планирование по дальнейшему развитию компании, развитию технологий, по более глубокому вхождению на европейский рынок. Мы очень чутко прислушиваемся к планам промышленности и мгновенно реагируем на них. Проекты только начинают реализовываться, а мы уже готовы предложить свои решения, как для самого производства типа, так и для его сервисного обслуживания.

 

https://www.aex.ru

Рекламодатели

Партнёры

Новостная рассылка

Будьте в курсе наших последних новостей. Оформите бесплатно персональную новостную рассылку.