Лазерная технология: как все начиналось…

СТАТЬЯ ИЗ РУБРИКИ: «ИСТОРИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ»

Laser Technology: In the Beginning…
This is one of the pages taken from the history of native science development. Professor Kovalenko works in National Technical University and is a head of department that deals with laser treatment of materials. Kovalenko tells about the history of creating his first laser set for microhole broaching in 1965.

История развития отечественной науки — это не только история открытий и кропотливых научных исследований, установления различных закономерностей, изобретения методов, технологий и конструкций. Как правило, она неразрывно переплетена с судьбами самих ученых и жизнью страны. О том, с чего и как начинались первые исследования воздействия лазерного излучения на материалы, рассказывает д.т.н., профессор, заведующий кафедрой лазерной обработки материалов Национального технического университета Украины «КПИ» В.С. Коваленко, стоящий у истоков отечественной лазерной обработки и активно работающий в ней до сих пор.

Время шло, понемногу я «стаскивал» в лабораторию все, что так или иначе могло пригодиться при проведении исследований, причем это, в основном, было то, что у зав. лаборатории кафедры или на других кафедрах уже давно не использовалось, но не списывалось («а вдруг пригодится!»).  Купить что-то новое не представлялось возможным, т. к. все оборудование, приборы и т. п. относилось к разряду «дефицита», а средств на приобретение оборудования и материалов хронически не хватало (вспомнились слова известного писателя-диссидента Василия  Аксенова о нашей стране того времени: «Страна, где всего не хватает…»). Поэтому приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы что-то «достать». Так появился малый инструментальный микроскоп МИИ-8, затем оптический микроинтерферометр МИМ-4, микротвердомер ПМТ-3, позже удалось раздобыть полировальную установку для приготовления металлографических шлифов обработанных образцов (ранее для этого мы «бегали» на кафедру металловедения и термообработки другого факультета). Нашей мечтой было оборудовать свою фотолабораторию, чтобы самостоятельно проявлять фотопленки и печатать микрофотографии наших образцов. Все это требовало специальных помещений, которых в те времена практически не было. Только недавно многие разрушенные войной корпуса КПИ были с большими трудностями отремонтированы, многие просторные коридоры были превращены в учебные аудитории, свободных квадратных метров не было. Поэтому расширение «жизненного пространства» оказалось возможным лишь путем…освоения помещений бывших душевых комнат з-да им. Лепсе…

Дело в том, что многие годы на территории КПИ стояли без движения старые полуразрушенные сооружения этого завода, на базе которых было принято решение возвести здание ОНИЛ автоматизации. Строительство шло методом «народной стройки», т. е. силами студентов и преподавателей. Из студентов набирались строительные бригады, т. к. среди студентов были бывшие производственники, имеющие строительные специальности. Студенты, не имеющие таких специальностей, использовались как разнорабочие. Вот силами таких студентов бывшие помещения душевых комнат и были превращены в «новую резиденцию» площадью 60 кв. м лаборатории лазерной технологии (ЛЛТ). Позже мы с помощью списанных плотных штор выгородили и 4 кв. м под собственную фотолабораторию.

В это время  два студента Юрий Тетевин (впоследствии сотрудник секретариата Президента Украины) и Валерий Солодкий (позже доцент кафедры инструментального производства НТУУ «КПИ») особенно заинтересовались нашими исследованиями. Они выходили на уровень дипломного проектирования по специальности  0501, поэтому было решено темы их дипломных проектов связать с исследованиями в новом направлении. Таким образом, ими были подготовлены и успешно защищены первые инженерные дипломы по лазерной технологии в рамках специальности «Технология машиностроения, металлорежущие станки и инструменты».

Говоря о проблемах материально-технического обеспечения наших исследований нельзя не вспомнить, каким образом «добывались» и различные расходные материалы, реактивы, инструменты и пр. для наших исследований. В стране существовало централизованное материально-техническое снабжение, оно было плановым и, очевидно, поэтому очень бюрократизированным. Снабжение шло в рамках выделяемых  фондов (общесоюзных, отраслевых, республиканских, местных и др.), которые утверждались в начале каждого года. Оперативность организации снабжения, тем более дефицитными материалами, практически отсутствовала. Поэтому организация инициативных исследований целиком зависела от инициативности, предприимчивости, «пробивных способностей» конкретного исследователя. А работы в области лазерной технологии как раз и были такими инициативными исследованиями, рожденными «снизу», а не предопределенными «сверху». Намного позднее, правда, удалось попасть в различные вышестоящие «Постановления», «Приказы» и пр., хотя к тому времени это уже мало что давало из-за постепенного ухудшения общего экономического положения в стране.

На практике решение проблемы выглядело следующим образом. Составлялся список всех коллег, знакомых, однокурсников, однокашников, просто знакомых, а также родственников, которые так или иначе могли оказать действенную помощь. Затем наносились деловые визиты в те организации, где указанные лица успешно трудились. Так, в лаборатории оказывались необходимые образцы тех материалов, которые мы предполагали обрабатывать с помощью лазерного луча: вольфрам, молибден, медь, латунь, бронза, армко-железо, различные стали, твердые сплавы и пр. Таким же путем добывались и многие комплектующие для наших экспериментальных установок. Помню, как мои московские коллеги из ЭНИМСа поделились со мной некоторыми узлами излучателя для установки — отражателем, лампами накачки и пр. Лампы накачки в то время были огромным дефицитом, и получить на них фонды в Киеве было просто невозможно. Помню мою первую попытку сделать это: вначале в отделе снабжения КПИ мне сказали, что нужно сначала получить «добро» в Министерстве высшего и среднего образования УССР (Минвуз), в Минвузе меня отправили в  Комитет по материально-техническим ресурсам, в этой организации советовали сначала обратиться в Госплан УССР, а затем в соответствующий союзный комитет и т. д. и т. п. Поэтому в дальнейшем все официальные пути мы просто игнорировали как бесполезные.

Неофициальные же пути были довольно рискованными. Однажды я с большим трудом добился доступа в лазерную лабораторию своего доброго коллеги в очень закрытом оборонном НИИ в Москве. Вооружившись всевозможными специальными документами, я наконец-то попал в лабораторию. Здесь было все, о чем я и мои коллеги только мечтали, и даже больше. Увидев мои заблестевшие от восторга глаза, коллега пообещал помочь с комплектующими. Когда я покидал его организацию, заметно было значительное увеличение объема моего тела: за поясом моих брюк находилась целая батарея ламп накачки в заводской картонной упаковке каждая, во всех карманах были более мелкие изделия (очень дефицитные высоковольтные конденсаторы, различные оптические элементы, крепеж и т. п.). Передвигаясь, словно робот, практически не дыша от страха и своего необычного «корсета», я в сопровождении своего коллеги благополучно миновал вооруженную охрану на пропускном пункте предприятия и только свободно вздохнул, когда в нескольких кварталах от НИИ в каком-то сквере имел возможность «распаковаться» и переложить часть добытых сокровищ в портфель.

Нужно отметить, что такие «подвиги» на грани закона совершались довольно часто, т. к. такая практика «снабжения» была довольно обыденным явлением в те времена во многих организациях. По свидетельствам моих коллег-физиков из московских организаций, первые советские лазеры были сделаны с использованием оптических элементов, купленных в отделах «Умелые руки» или «Сделай сам» московского универмага «Детский мир» на бывшей площади Дзержинского Москвы. Туда поступали бракованные детали с разных оптических заводов Союза — ЛОМО (Ленинградского оптико-механического объединения), Красногорского оптико-механического объединения и др. Я также покупал в этих отделах такие оптические детали — линзы, призмы, пластины и т. п. А однажды мне удалось попасть на склад неликвидов Лыткаринского оптико-механического объединения. После его посещения по прошествии уже более 30 лет у меня все еще хранятся различные оптические детали, которые не были использованы нами при создании и модернизации собственных экспериментальных лазерных установок…

Продолжение следует

Рекламодатели

Партнёры

Новостная рассылка

Будьте в курсе наших последних новостей. Оформите бесплатно персональную новостную рассылку.